+7 (495) 332-37-90Москва и область +7 (812) 449-45-96 Доб. 640Санкт-Петербург и область

Как пресечь отъем квартиры попечителем вымогателем

Пожилые люди, особенно одинокие, часто становятся жертвами всевозможных афер, а если у них в собственности есть еще и квартира, то повышенный интерес мошенников им обеспечен. Несмотря на все предостережения, которые публикуются в средствах массовой информации, старики по-прежнему жестоко обманываются и в результате лишаются своего жилья. Безусловно, основная вина в таких ситуациях ложится на близких родственников пенсионера, которые не смогли обеспечить должный присмотр за ним и вовремя защитить от роковой ошибки. Но все мы прекрасно понимаем, что невозможно круглосуточно уследить за каждым шагом человека, и мошенники при большом желании могут подобраться к любому, даже самому опекаемому родственниками старику.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Отъем квартир – новые схемы

В СССР не существовало частной собственности на жилье. За исключением кооперативных квартир, все жилье принадлежало государству. Поэтому продавать квартиры было нельзя — их можно было только менять. Квартирный рынок появился в нашей стране в начале х годов, после принятия закона о приватизации. Сначала это был робкий рынок, и цены на квартиры, как мы теперь знаем, были просто смешными. В то время хорошую квартиру в Москве можно было купить за 5—10 тысяч долларов.

А с начала х годов цены на жилье стали стремительно расти. И квартирный бизнес стал одним из самых доходных в стране. А это в свою очередь привело к расцвету квартирного мошенничества, которое сегодня приобрело масштаб стихийного бедствия.

В первую очередь жертвами преступников становятся самые незащищенные слои населения: дети, пенсионеры, инвалиды и одинокие люди. Сами себя защитить они не могут, а государство с этим мутным потоком не справляется. Однако количество жертв квартирных преступников так стремительно растет, что оставить все как есть — это тоже своего рода преступление.

Последние десять лет ко мне в основном обращаются люди, потерявшие жилье в результате квартирных махинаций. Читать их письма и слушать их рассказы невозможно, но и помочь им по большей части тоже невозможно. Я написала много судебных очерков о таких преступлениях. И в ряде случаев удалось помочь. Но эта капля в море не идет ни в какое сравнение с множеством тех, кто остался на улице. В силу разных обстоятельств получилось, что российская правоохранительная система борется не с мошенниками, а с их жертвами.

Поэтому я считаю, что обратившиеся за помощью люди дали мне поручение донести до общества масштаб бедствия и постараться найти выход из создавшегося положения. Я обратилась к юристам и адвокатам. Изучив множество мошеннических схем, мы постарались найти оптимальные способы защиты.

И вот что получилось. Как известно, в настоящее время мошенничество с жильем отнесено к категории тяжких преступлений ч. Расследование подобных дел требует специальных знаний и высоких профессиональных навыков: мошенники скрупулезно разрабатывают схемы, тщательно готовятся к их реализации и заранее обеспечивают нужные доказательства. В запасе всегда есть свои нотариусы, свидетели, эксперты.

Как правило, такие преступления начинаются с сотрудников паспортных столов и участковых, которые снабжают мошенников списками потенциальных жертв. А расследуются преступления в том же ОВД — вот откуда и начинаются все препятствия.

Колоссальной проблемой является собственно возбуждение уголовного дела, потому что возбуждать его никто не хочет. Во-первых, сложно расследовать, во-вторых, везде свои люди. Поэтому первоочередной задачей представляется изменение подследственности, то есть передача таких дел в ведение Следственного комитета. Это элита следствия, которой во все времена поручалось расследование самых сложных и общественно значимых дел.

А в значимости проблемы сомневаться не приходится. Ведь потеря жилья — крах всей жизни, причем нередко целой семьи. Возможно, стоит обсудить вопрос о создании в СК специальных отделов, которые будут заниматься подобными преступлениями.

Жертве отказывают в возбуждении уголовного дела, прокуратура отменяет отказ, а следствие снова отказывает. Это может происходить несколько десятков раз. Иногда борьба потерпевшего за возбуждение дела затягивается на несколько лет. И наконец, настает момент, когда утрачиваются доказательства: свидетели забывают подробности, выцветают чернила на документах, а тем временем мошенники несколько раз перепродают квартиры. Это устраивает всех: следствие имитирует кипучую деятельность, прокуратура получает статистические показатели чем больше отмен, тем лучше надзор за МВД , а мошенники успевают получить огромные деньги и раствориться в тумане.

Не добившись возбуждения уголовного дела, человек, лишившийся жилья, идет в суд с гражданским иском о признании недействительным договора купли-продажи, ренты, отмене завещания и т. А там действует принцип формальной истины: суд принимает во внимание только те доказательства, которые представили стороны. И даже если судья осознает, что человек пострадал от мошенничества, он не вправе собирать доказательства за потерпевшего.

Бремя доказательств лежит на истце, однако у него связаны руки: он не может получить детализацию телефонных переговоров, заставить свидетелей явиться в суд, провести очную ставку.

И все заканчивается тем, что потерпевшему в удовлетворении иска отказывают. А с таким отказом возбудить уголовное дело и подавно невозможно. И круг замкнулся. Идти больше некуда. Вот почему сама жизнь требует, чтобы уголовные дела по преступлениям с жильем возбуждались без препятствий: лучше потом прекратить десять дел, чем одна семья навсегда лишится крова.

На сегодняшний день за квартирное мошенничество УК предусматривает наказание от нуля до десяти лет лишения свободы. До недавнего времени существовала минимальная граница наказания — 5 лет. А теперь этот самый ноль практически гарантирует, что лишение свободы будет условным. И как же тут не отбирать квартиры? Чего бояться? В худшем случае получишь судимость, но это не больно.

Судя по всему, именно после отмены минимального наказания за такие преступления произошел рост этих преступлений. Стоит подумать над введением нижней границы наказания. У судебных приставов есть база данных должников. И любой гражданин может получить сведения о тех, с кем имеет дело. Так и человек, покупающий или продающий жилье, тоже должен иметь возможность проверить сведения о наличии судимости у других участников сделки и их риелторов.

База данных судимых лиц существует, но она недоступна для простых смертных. Большое количество сделок с недвижимостью позднее оспариваются в суде в связи с психическим заболеванием продавца квартиры. То есть, покупая жилье, человек никогда не может быть уверен, что через некоторое время оно не вернется к прежнему владельцу, поскольку тот в момент заключения сделки не понимал значения своих действий.

В этом случае квартира возвращается продавцу, а деньги — покупателю. Но деньги возвращаются только на бумаге, потому что получить их в действительности уже невозможно. Фортель заключается в том, что суд возвращает квартиру первому из этой цепочки и это всегда психически больной человек , а деньги получить можно только от последнего участника цепочки.

А у него их нет и уже никогда не будет. Именно в этом и состоит смысл аферы: жертва остается и без денег, и без квартиры. Такой отъем квартир превратился в высокодоходный бизнес.

В этой игре особую ценность приобретают связи с судебно-психиатрическими экспертами. Большинство самых потрясающих афер, о которых я писала, по странному стечению обстоятельств связаны с заключениями, полученными в Институте им. Причем в зависимости от ситуации используются две схемы. В одних случаях люди, давно забывшие дорогу в ПНД, признаются невменяемыми на момент сделки. А в других — даются заключения о невозможности оценить психическое состояние больных, поскольку нет медицинских документов на день сделки.

Для суда это всегда означает, что в этот день он понимал смысл своих действий. Окончательно пресечь такие махинации, скорее всего, невозможно, но уменьшить их число — можно. Для этого нужно наладить обмен данными между Росреестром, психо- и наркодиспансерами. Необходимо, чтобы покупатель жилья имел возможность получить достоверную информацию о том, состоят ли на учете предыдущие собственники квартиры.

Еще одним способом защиты добросовестных приобретателей от квартирных мошенничеств является страхование сделки. Стоит подумать о возможности застраховать договор в государственной страховой компании непосредственно в Росреестре. То есть сделать так, чтобы при подаче заявления о регистрации перехода права собственности сотрудник Росреестра предлагал покупателю за дополнительную плату застраховать риск потери жилья.

Очень часто после смерти владельца квартиры мошенники подделывают завещание от имени умершего и объявляют себя наследниками. Раньше для этого достаточно было просто изготовить фальшивку и прийти с ней к любому московскому нотариусу для открытия наследственного дела. Тот проверял подлинность этого завещания самым простым способом — звонил нотариусу, фамилия которого значилась в документе. Поэтому нотариус, открывший наследственное дело, выдавал свидетельство о праве на наследство, что было основанием для регистрации в Росреестре.

Первая же проверка показывала, что совершено мошенничество, но к этому моменту многие квартиры уже удавалось продать. Таких мошенников часто ловили, и сейчас они стали действовать по-другому. Преступники договариваются с нотариусом, который время от времени оставляет в реестре пустые места, чтобы потом можно было внести туда запись об удостоверении завещания, изготовленного задним числом.

В подобном случае трудно установить подделку, поскольку документ значится в реестре. Одна беда: если дело доходит до суда и назначают проведение экспертизы подписи умершего, возможна осечка. А самые осторожные мошенники действуют более изощренным способом. Чтобы не подделывать подпись умершего, от его имени расписывается рукоприкладчик: в особых случаях неграмотность, физические недостатки, тяжелая болезнь завещателя закон позволяет подписать завещание другому человеку в присутствии нотариуса.

А судебно-техническая экспертиза может установить давность нанесения подписи лишь в течение нескольких месяцев с момента ее исполнения. Поймать таких преступников очень сложно, и сейчас подделка завещаний приняла характер эпидемии.

А если подделано завещание одинокого человека, дело вообще не доходит до суда: ведь наследников нет, имущество умершего должно отойти городу, но откуда чиновникам знать, что завещание подделано? И получается, что в суд идти некому. И если через много лет все-таки выяснится, что завещание было подделано, то квартиру отберут даже у десятого собственника, несмотря на то что он — добросовестный приобретатель.

Чтобы исключить возможность подобных преступлений, 1 июля вступает в силу закон, обязывающий нотариусов в день совершения любого нотариального действия представлять эту информацию в Единый электронный реестр. Закон-то наконец принят. Но как быть людям, уже пострадавшим от таких преступлений?

Как не лишиться недвижимости, отдавая ее в залог — мошенники отбирают квартиры у граждан, и суд не может ничего изменить. Новый вид мошеннических операций с недвижимостью был раскрыт в Санкт-Петербурге. В результате действия аферистов и применения схемы отъема квартир, жилья лишились уже жителей северной столицы.

Как не лишиться недвижимости, отдавая ее в залог — мошенники отбирают квартиры у граждан, и суд не может ничего изменить. Новый вид мошеннических операций с недвижимостью был раскрыт в Санкт-Петербурге. В результате действия аферистов и применения схемы отъема квартир, жилья лишились уже жителей северной столицы. И, в который раз, в махинациях оказываются замешаны микрофинансовые организации, предоставляющие гражданам ссуды.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер. Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Стоит отметить, что все подобные договоры, по которым в итоге и происходил отъем квартир, содержали пункт, согласно которому решение спорных ситуаций выносилось третейским судом.

Естественно, такие ситуации возникали, так как заемщики не имели фактической, а не материальной возможности вернуть долг, за что в их адрес начислялись пени и штрафы. Суд же не видел оснований в том, чтобы отказать в отъеме жилья в пользу мошенников, так как предусмотреть факт исчезновения кредитора и внести данный пункт в договор никому из пострадавших в голову не приходило. Несмотря на то, что в настоящее время судебные слушания по факту незаконного предпринимательства идут, вернуть утраченную собственность не представляется возможным.

Договоры купли-продажи признаны действительными. Случаи мошенничества на рынке жилой недвижимости фиксируются все чаще. Эксперты связывают данный всплеск с общей экономической нестабильностью и снижением доходов граждан, которые вынуждены обращаться в кредитные организации. Уберечь от мошенников поможет только предусмотрительность. Заемщику следует внимательно изучать репутацию кредитора, избегать рискованных сделок и, конечно же, внимательно читать договор, а при возникновении сомнений — отдавать его на экспертизу независимым юристам.

В судебных делах, связанных с жильем, есть особая группа: когда речь идет о государственных квартирах, как правило, похищенных неустановленными лицами и проданных на вторичном рынке ничего не подозревающим гражданам. Так вот, в делах этого рода судебные баталии разворачиваются в основном вокруг нескольких юридических терминов: добросовестные приобретатели, выражение воли на отчуждение имущества, государственные интересы и срок исковой давности.

Все слова сами по себе вроде бы понятные, однако когда обыкновенные человеческие слова становятся терминами, вокруг них образуется смысловое болото. Дело в том, что в законах нечетко и по большей части непонятно раскрывается юридическое содержание этих терминов. В постановлениях Конституционного суда говорится, что любая норма права должна быть сформулирована четко и недвусмысленно.

Но беда в том, что термины, о которых мы говорим, существуют с незапамятных времен, а исчерпывающей определенности в них как не было, так нет и по сей день. Так в законе называется человек, который не знал и не мог знать, что продавец на самом деле не имел права продавать имущество.

По каким признакам суд в состоянии установить, мог или не мог человек знать нечто такое, что должно было его насторожить? Вот тут и начинается топь.

Как правило, признавая человека недобросовестным приобретателем, суд использует следующие формулировки: покупатель не проявил необходимой осмотрительности, внимательности, заботливости, у него должны были возникнуть разумные сомнения в том, что квартира действительно принадлежит человеку, который ее продает.

В российских законах отсутствуют определения таких терминов, как внимательность, заботливость, осмотрительность и разумные сомнения. Поэтому возможны абсолютно любые толкования, что и происходит на практике. В году Наталья Викторовна Кириллова купила однокомнатную квартиру, которая официально пустовала с года.

В чем это заключалось, в решении не сказано ни слова. Когда жалобу Кирилловой рассматривал Европейский суд по правам человека, он пришел к выводу, что отсутствие осмотрительности с ее стороны доказано не было.

Таким образом, выходило, что продавец должен был убедить суд в том, что он все проверил и честно купил квартиру у того, кто ее продавал.

А как можно убедить суд? Покупатель говорит: я получил выписку из Единого государственного реестра недвижимости ЕГРН , в которой было написано, что собственником квартиры является именно тот человек, у которого я ее купил. Ах, какие хитрые покупатели, как у вас все просто! В том же апреле года обе высшие судебные инстанции страны дали такое разъяснение: запись в реестре о праве собственности владельца продаваемого жилья не является бесспорным доказательством добросовестности последнего приобретателя.

Называется: приехали. А что тогда является доказательством? На этот счет никаких указаний не поступило, и поэтому каждый судья должен был импровизировать. Были сформулированы шесть критериев добросовестного приобретения имущества: внесение денег за покупку, получение сведений из ЕГРН, ознакомление покупателя со всеми документами на недвижимость, осмотр квартиры до ее приобретения, информация о том, каким образом квартира досталась продавцу, и — внимание!

А теперь попробуйте все это выполнить. Уясните, наконец: в нашей стране импровизация — мать торговли недвижимостью. Чем больше вы установите каких-то иных фактов — например, что продавец предпочитает обои в горошек и ходит в валенках, — тем больше у вас шансов называться добросовестным приобретателем. Но это теоретически. А чем на самом деле будет руководствоваться суд — это тайна совещательной комнаты. В году Верховный суд России сжалился над добросовестными приобретателями жилья и опубликовал следующее разъяснение: отныне покупатель квартиры не должен доказывать, что он добросовестный приобретатель.

То есть последний приобретатель квартиры по определению является добросовестным до тех пор, пока не будет доказано иное. А иное должен доказать тот, кто в этом сомневается. Вроде бы какое замечательное разъяснение! Но оно мало что изменило в участи добросовестных приобретателей. И суд по-прежнему может оценивать их как угодно. По решению Балашихинского суда квартира семьи с двумя детьми подлежит изъятию. Но, допустим, суд признал вас добросовестным приобретателем.

Многие думают, что теперь-то выиграть суд — это пара пустяков и квартиру у них не отнимут. Не тут-то было. Следующий вопрос, который надлежит рассмотреть суду: по воле государства или помимо воли квартиру первоначально изъяли из государственной собственности?

Тут с волеизъявлением человека не сразу разберешься, а как выяснить, чего хотело государство? Это же не человек, а понятие, то есть термин. И как спросить термин, чего он хотел, а чего не хотел? Выход один: задавать вопросы представителю государства читай, термина.

Так вот, беда состоит в том, что государство у нас одно, а представителей государства пруд пруди. Чиновники, прокуроры, судьи, нотариусы — вот кто-то из этих представителей власти и должен выражать волю государства, но только кто именно?

И как в этой ситуации отделить волю государства от воли, например, чиновника, то есть обыкновенного человека со всеми присущими ему страстями?

В году Верховный суд разъяснил, что волю на отчуждение государственных квартир может выражать только уполномоченный собственником, то есть государством, орган например, в Москве таким органом считается Департамент городского имущества.

ВС разъяснил: если представитель департамента подписал договор о передаче государственной квартиры частному лицу, считается, что воля собственника на отчуждение квартиры была выражена. Причем даже в том случае, если спустя время этот договор будет признан судом незаконным. Если вы не понимаете, о чем идет речь, не печальтесь — понять это невозможно.

Это просто факт, с которым нужно смириться. Считайте это обстоятельством непреодолимой силы, вроде цунами. Причем нам это цунами преподнесли как благодать. Сегодня, если человек признан добросовестным приобретателем, а из государственной собственности квартира выбыла на основании незаконного договора, заключенного чиновником, — считай, тебе повезло, квартиру у тебя не отнимут.

А кто же будет отвечать за ущерб, нанесенный государству? Извините, а вы когда-нибудь слышали, чтобы чиновника привлекли за это к ответственности? Но еще три года назад и этой благодати не было. В то время чиновник подписывал незаконный договор, а отвечал за это добросовестный приобретатель.

Именно это случилось с семьей Однодворцевых. Они купили квартиру у женщины, которая незаконно ее приватизировала. Мы, конечно, никогда не узнаем, сколько добросовестных приобретателей расплатилось за преступления чиновников…. Но это разъяснение ВС не имеет отношения к ситуациям, когда государственные квартиры передаются в собственность частным лицам на основании судебных решений или документов, оформленных нотариусом как правило, речь идет о свидетельстве о праве на наследство.

Например, суд выносит решение о приватизации квартиры. Решение суда вступает в силу, человек регистрирует право собственности, и квартира попадает на вторичный рынок недвижимости. Кто-то покупает ее.

А через некоторое время решение суда могут отменить, например, из-за процессуальных нарушений. Бывает, что представители Департамента городского имущества не ходят в суд. Решение им не направляют, и спустя какое-то время они могут восстановить срок на подачу жалобы в вышестоящий суд, который может отменить решение суда первой инстанции. И в этом случае шансов у добросовестных приобретателей практически нет.

За ошибки суда они расплатятся своей квартирой. Происходит это регулярно, и спасения от этого нет. В деле Кирилловой точно так и произошло. Представитель департамента на последнее заседание в суд не явился. Суд вынес незаконное решение о передаче квартиры лженаследнице Низамутдиновой, квартира была продана, а в это время представители департамента восстановили срок на подачу жалобы, и вышестоящий суд отменил решение районного суда.

Сплошь и рядом в мошеннических схемах с государственными квартирами встречаются свидетельства о праве на наследство, выданные нотариусами. Мошенники регистрируют право собственности, продают квартиру, а вскоре выясняется, что свидетельство о праве на наследство было выдано незаконно. И добросовестного приобретателя постигнет та же участь, что и в ситуации с незаконными судебными решениями: квартиру отнимут.

Бесплатный совет: если при изучении юридической истории квартиры, которую вы собираетесь купить, хоть где-то мелькнет судебное решение или свидетельство о праве на наследство, держитесь от этой квартиры подальше.

Не слушайте ни адвокатов, ни риелторов, ни друзей: если квартиру у вас отнимут, отвечать за это будете только вы. И вся трагедия состоит в том, что вчера выражением воли на передачу квартиры считалось одно, сегодня — другое, а что будет завтра, никто не знает. Когда представители государства идут в суд, чтобы отобрать квартиру у добросовестного приобретателя, они говорят, что защищают государственные интересы.

Осторожно, мошенники: как сохранить и вернуть свою квартиру

Для миллионов родителей эта пресс-конференция — крик о помощи. Перед этими картинами бледнеют фантазии Кафки, Оруэлла и Хаксли. Это можно сделать посредством законодательных норм, регламентирующих экстренное отобрание ребёнка из семьи только по решению суда и предписывающих уголовную ответственность за бесчеловечные действия опеки в отношении детей и их родителей.

Но на сегодняшний день ситуация пугающая. Похоже, страна возвращается к временам Большого террора. Органы опеки ведут себя как карательная инстанция.

К ним боятся обращаться за помощью. Людей, как в сталинскую эпоху, вновь учат следить друг за другом, шпионить, доносить. И, как в первые годы советской власти, вбивается клин между детьми и их родителями. Он решил посвятить свои знания борьбе с ювенальной юстицией.

Почему занялись проблемами ювенальной юстиции? И сразу понял, что ювенальные технологии — это реальное зло, новое для нашего общества. А некоторое время спустя случаи необоснованного отъема детей начали происходить совсем рядом, буквально в соседних от меня домах.

Неужели я должен был бездействовать и ждать, когда придут ко мне? В этом году, после того как с 1 мая ввели социальный патронат, семьи стали страдать еще чаще.

Органы опеки включаются в Департамент социальной защиты, происходит реорганизация. В округе, где я живу, недавно имел место вопиющий случай, о нем много писали в СМИ.

Забрали младенца у Валерии Воротынцевой, молодой матери-одиночки. Но Витю Воротынцева забрали здоровым, а вернули матери совершенно больным, и физически, и психически. Кто за это ответит? Чиновники пользуются полной безнаказанностью. Вот только на практике это почему-то мало реализуется. Может быть, потому что это сложнее, чем просто отобрать ребенка. В полиции и в органах опеки, конечно, работают и приличные люди.

Но есть там и особый контингент, который за счет возможности расширенной трактовки законов решает, так сказать, свои вопросы. А я хотела бы спросить, что конкретно должны предпринять родители, если беда пришла в их семью? Как защищать свои права? Ведь обычно все начинается со сбора информации о жизни семьи. Потому что ювенальщики часто рассчитывают как раз на запуганность и неосведомленность населения.

Трагизм ситуации в том, что родители действительно могут многое сделать, но действовать в одиночку на этом этапе — не самый эффективный путь. Особенно если это родитель-одиночка или семья, находящаяся в сложной ситуации. Поверьте моему опыту: в полную семью, где у родителей есть статус, деньги, связи, хорошая работа, приходят редко. Они выбирают жертв там, где путь отъема наиболее прост, благо таких семей много: неполные семьи, матери-одиночки, семьи инвалидов и людей с различными заболеваниями и зависимостями, многодетные, малообеспеченные.

У таких людей, как правило, нет необходимых юридических знаний. Если они начинают писать куда-то жалобы или ходить по инстанциям, то, во-первых, тратят время, которого и так мало. А во-вторых, часто только вредят себе, поскольку обнажают собственную безграмотность. Выход один: привлекать организации, которые специализируются на вопросах ювенальной юстиции.

Вам сразу подскажут, что нужно предпринимать конкретно в вашем случае. Там же помогут найти юриста, часто даже работающего на бесплатной основе. Возможность получить помощь сейчас есть у родителей по всей России. Они редко оставляют удобную жертву в покое. Надо быть очень и очень осторожным в дальнейшем.

Если на первом этапе все же удалось отбиться, надо постараться не давать им ни одного формального повода для продолжения задуманного. Мать с младенцем вынуждена второй раз лечь в больницу, температура у ребенка под 40, правильный диагноз никак не могут поставить. Даже две фотографии — до и после Дома малютки — очень красноречивы. На одной здоровый цветущий улыбающийся Витя. На другой — худой, изможденный, с застывшим взглядом. За эти две недели он перестал узнавать мать. Ребенку нанесен непоправимый урон, не сопоставимый с теми мнимыми опасностями, которые якобы поджидали его дома.

Ребенок остался с хорошими знакомыми, но они не смогли его отстоять. Первый: вообще не открывать органам опеки, особенно если они пришли без предупреждения. Вы не обязаны их пускать.

Второй вариант: если все-таки решили пустить, то всячески показать, что они в доме не хозяева. Хозяева — вы. Можно сразу заставить их, например, разуться, надеть тапочки и помыть руки. В тапочках им будет сложнее убежать, заперев маму в туалете, как это уже не раз бывало. Можно запретить и органам опеки, и даже полиции входить в комнаты, куда вы их пускать по каким-то причинам не хотите. Командуйте ими! Это тоже проявление вашей силы и демонстрация адекватности, так они скорее поверят, что вы способны в случае чего устроить проблемы им самим.

Сотрудников ООиП не стоит принимать в одиночку. Надо вызвать в качестве свидетелей всех, кого только возможно: друзей, соседей, знакомых, пригласить как можно больше народа. Необходимо делать аудио- и видеозапись — это ваши козыри. Причем лучше, если это будут делать сразу несколько человек, прежде всего не мама с папой, а свидетели. Этот акт они должны предъявить вам, хотя на практике данная норма обычно не исполняется.

Но если акт предъявят, его нужно обязательно сфотографировать, как и вообще все документы, которые у них есть удостоверения и т. У полицейских, которые отбирали ребенка у Валерии Воротынцевой, не было с собой даже удостоверений. Но их пустили! И вот результат. В том-то все и дело, что и в этом случае не обязательно! Полицию, кстати, пускать в неподготовленную квартиру еще опаснее. Если они начнут вламываться, взламывать дверь — это другое, у них будет совсем иной рапорт, им надо будет искать серьезное обоснование для отчетов.

А если хозяева открыли сами, можно найти десять причин отнять ребенка, особенно у многодетных. Причем почти в любой квартире, в этом и ужас. А взломать дверь технически сложно: много шума. Пока они это делают, можно успеть созвать друзей и соседей с камерами. При судебном разбирательстве видеозаписи очень помогают. И ответственность делится пополам межу органами опеки и полицией. Если органы опеки совершают отъем без полиции, они должны немедленно уведомить прокурора и подать в суд на лишение родительских прав.

Сейчас чаще всего сначала приходит полиция, составляет рапорт о том, что ребенку угрожает опасность, и сразу его забирает. А органы опеки подключаются уже потом.

Это юридически более простой вариант для них. А полиция приходит в лице отдела по работе с несовершеннолетними. Если им оказывают сопротивление, они могут вызвать усиленный полицейский наряд на подмогу. Имеют право. Но и у нас есть право не открывать. Не забывайте об этом! Причем, по всем законам РФ, от Конституции до Гражданского кодекса. У нас в сознании почему-то сидит стереотип: полиция пришла — мы обязаны открыть дверь.

Но это абсолютно не так. Полиция имеет право вызвать к себе повесткой, органы опеки могут звонить и присылать уведомления, приглашать к себе для профилактики. По ней и забирают. Когда ребенок уже отнят, все нужные справки и свидетельства собираются моментально и юридически просто.

Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы ребенок к ним попал. Судиться с органами опеки гораздо сложнее, чем не допустить отнятия ребенка. А юридическая неграмотность населения их очень устраивает. Надо переломить эту ситуацию. Как подготовиться к суду? А в судебных разбирательствах слишком много юридической специфики. В ход обычно идут фотографии грязных углов квартиры, справки о длительном непосещении школы ребенком и т.

Остановите машину мошенничества!

Многие привыкли к тому, что имущество изымается на основании решений суда, или по исполнительному производству, и большинство относится к подобному лишению как к должному, положенному процессу. Но как реагировать на ухищрения и обман со стороны родственников, в результате которых потенциальных или действительных владельцев лишают собственности?

И какие бывают способы отъема жилья внутри семьи, между близкими друг другу людьми? Завладение жильем супруга Например, это может быть продажа в период брака принадлежащей одному из супругов квартиры и приобретение на полученные средства нового жилья. Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно! На рынке недвижимости множество мошеннических схем. По-прежнему работают и уже всем известные, много раз отработанные — невозврат задатка, появление липовых наследников, поддельные завещания и т.

Но мошенники становятся все изощреннее, а их аферы — все сложнее и неожиданнее. Рассказываем о нескольких редких и нестандартных способах обмана, которых нужно опасаться как владельцам, так и покупателям жилья. Один из нестандартных способов мошенничества на вторичном рынке связан с подменой собственника. К риелторам обратился представитель продавца — личный помощник некой собственницы загородного дома в ближнем Подмосковье. Цена дома была вполне адекватной, поэтому покупатель нашелся за пару месяцев.

Это штатная ситуация, поэтому просьба никого не насторожила. Но во время подготовки документов у риелторов вызвала подозрения владелица коттеджа. Согласно паспортным данным, она родилась и всю жизнь прожила в столице. Однако при разговоре с ней отчетливо слышался своеобразный говор. Однако схема была раскрыта. На самом деле куда чаще в подобных случаях мошенники оформляют доверенность у нотариуса.

Еще один пример необычного мошенничества — когда потенциальному покупателю показывают одну квартиру, а продают другую. Смысл в том, что нечистоплотный риелтор продает жилье в плохом состоянии, а по факту делает фото и приглашает на просмотры совсем другого объекта с хорошим ремонтом. Когда покупатель выходит на сделку, в договоре прописывается настоящий адрес квартиры с плохим ремонтом.

На первый взгляд, подобная схема маловероятна, по факту многие покупатели не обращают внимание на такие мелочи, как номер корпуса, пояснила эксперт. В результате невнимательности клиенты становятся владельцами совсем не той квартиры, которую им показывали.

Бывает, что мошенническая схема представляет собой сложную комбинацию. Мошенник через сарафанное радио распространил о себе информацию, что он может решить любые вопросы с правоохранительными органами.

К нему обратился мужчина с просьбой посодействовать возврату изъятых водительских прав. В разговоре он обмолвился, что у него в собственности есть несколько квартир.

Мошенник взял у обратившегося деньги за решение его проблем с правами, но заодно решил завладеть и одной из квартир. Мошенник пригласил клиента в кафе, где сообщил, что вопрос с правами почти решен, а заодно познакомил его с несовершеннолетней девушкой, с которой у мужчины впоследствии завязались отношения.

Через некоторое время сообщники автора аферы с поддельными удостоверениями сотрудников полиции явились к клиенту и сообщили, что девушка подала на него заявление об изнасиловании. Мошенник согласился помочь, но предложил клиенту переписать на третье лицо одну из квартир — в качестве отступного.

Что клиент и сделал, получив на руки фальшивое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Квартира сразу была продана, а деньги — поделены между участниками аферы. При этом мужчина, лишившийся квартиры, в полицию не обращался, решив, что для него все сложилось наилучшим образом.

Схема раскрылась позднее при расследовании других преступлений этой группы мошенников. У этой схемы есть еще более редкая разновидность, касающаяся тех случаев, когда по низкой стоимости продается объект, нуждающийся в ремонте. Люди покупают его, проводят ремонтные работы, а затем бывший собственник заявляет о недействительности сделки, ссылаясь на свое психическое расстройство. Причем деньги, полученные за продажу жилья, он может все-таки вернуть хотя, возможно, и не в полном объеме , зато квартира достается ему обратно с бонусом — качественным ремонтом от новых владельцев.

Женщине срочно нужны были деньги на операцию матери, кредит из-за предпенсионного возраста и отсутствия подтвержденного дохода она нигде получить не смогла. Ситуация была безвыходная, и она рискнула обратиться в организацию, предоставляющую займы под залог жилья. Женщина взяла в долг 1,2 млн руб. Договор в Росреестре был зарегистрирован как ипотечный.

В качестве реквизитов для перечисления денежных средств — номер лицевого счета физического лица. С квартирой владелице, резюмирует эксперт, скорее всего, придется распрощаться. Подобные микрофинансовые организации нередко также предлагают заемщикам вместо договора залога недвижимости подписать бумагу о передаче жилья во владение кредитора. При этом они специально ставят для заемщика трудновыполнимые условия, чтобы недвижимость отошла им. Недвижимость Телеканал. Национальные проекты.

Кредитные рейтинги. Продажа бизнеса. Премия РБК Проверка контрагентов. Экономика образования. Скрыть баннеры. База новостроек. Читайте РБК без баннеров. Главное меню.

Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер. Лента новостей. Все новости Недвижимость. Материалы по теме СМИ рассказали о новой схеме мошенничества с продажами квартир Переселенцев по программе реновации предупредили о появлении мошенников Нотариусы рассказали о новом виде мошенничества на рынке недвижимости.

Аферисты разрабатывают все более сложные и изощренные схемы отъема квартир и денег. Поиск квартир в новостройках. СМИ рассказали о новой схеме мошенничества с продажами квартир. Переселенцев по программе реновации предупредили о появлении мошенников. Нотариусы рассказали о новом виде мошенничества на рынке недвижимости. Контактная информация. Размещение рекламы. Новости компаний. Рассылка РБК. Правовая информация. Котировки мировых финансовых инструментов предоставлены Reuters.

Как не лишиться недвижимости, отдавая ее в залог — мошенники отбирают квартиры у граждан, и суд не может ничего изменить. Новый вид мошеннических операций с недвижимостью был раскрыт в Санкт-Петербурге. В результате действия аферистов и применения схемы отъема квартир, жилья лишились уже жителей северной столицы. И, в который раз, в махинациях оказываются замешаны микрофинансовые организации, предоставляющие гражданам ссуды.

Стоит отметить, что все подобные договоры, по которым в итоге и происходил отъем квартир, содержали пункт, согласно которому решение спорных ситуаций выносилось третейским судом. Естественно, такие ситуации возникали, так как заемщики не имели фактической, а не материальной возможности вернуть долг, за что в их адрес начислялись пени и штрафы.

Суд же не видел оснований в том, чтобы отказать в отъеме жилья в пользу мошенников, так как предусмотреть факт исчезновения кредитора и внести данный пункт в договор никому из пострадавших в голову не приходило. Несмотря на то, что в настоящее время судебные слушания по факту незаконного предпринимательства идут, вернуть утраченную собственность не представляется возможным.

Договоры купли-продажи признаны действительными. Случаи мошенничества на рынке жилой недвижимости фиксируются все чаще. Эксперты связывают данный всплеск с общей экономической нестабильностью и снижением доходов граждан, которые вынуждены обращаться в кредитные организации. Уберечь от мошенников поможет только предусмотрительность.

Заемщику следует внимательно изучать репутацию кредитора, избегать рискованных сделок и, конечно же, внимательно читать договор, а при возникновении сомнений — отдавать его на экспертизу независимым юристам. В судебных делах, связанных с жильем, есть особая группа: когда речь идет о государственных квартирах, как правило, похищенных неустановленными лицами и проданных на вторичном рынке ничего не подозревающим гражданам.

Так вот, в делах этого рода судебные баталии разворачиваются в основном вокруг нескольких юридических терминов: добросовестные приобретатели, выражение воли на отчуждение имущества, государственные интересы и срок исковой давности. Все слова сами по себе вроде бы понятные, однако когда обыкновенные человеческие слова становятся терминами, вокруг них образуется смысловое болото.

Дело в том, что в законах нечетко и по большей части непонятно раскрывается юридическое содержание этих терминов. В постановлениях Конституционного суда говорится, что любая норма права должна быть сформулирована четко и недвусмысленно. Но беда в том, что термины, о которых мы говорим, существуют с незапамятных времен, а исчерпывающей определенности в них как не было, так нет и по сей день.

Так в законе называется человек, который не знал и не мог знать, что продавец на самом деле не имел права продавать имущество. По каким признакам суд в состоянии установить, мог или не мог человек знать нечто такое, что должно было его насторожить?

Вот тут и начинается топь. Как правило, признавая человека недобросовестным приобретателем, суд использует следующие формулировки: покупатель не проявил необходимой осмотрительности, внимательности, заботливости, у него должны были возникнуть разумные сомнения в том, что квартира действительно принадлежит человеку, который ее продает.

В российских законах отсутствуют определения таких терминов, как внимательность, заботливость, осмотрительность и разумные сомнения.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: КАК ИЗМЕНИЛИСЬ ЦЕНЫ НА НЕДВИЖИМОСТЬ ПОСЛЕ РОСТА ДОЛЛАРА . ИЩУ КВАРТИРУ В МОСКВЕ. ОБЗОР ЦЕН И РАЙОНОВ
Многие привыкли к тому, что имущество изымается на основании решений суда, или по исполнительному производству, и большинство относится к подобному лишению как к должному, положенному процессу.

Частенько на разных каналах ТВ мы смотрим истории о том, как угрозами и обманом мошенники вымогают жилье у пенсионеров, которые в итоге остаются и без жилплощади, и без денег. Аферисты в первую очередь оценивают статус человека.

Под пристальным прицелом находятся одинокие люди, пенсионеры, инвалиды, алкоголики, дети, выросшие без родителей. Таких граждан обмануть проще всего. Но зачастую и многие здравомыслящие люди попадаются на удочку мошенникам, совершая самые различные сделки с квартирами. Сначала тщательно собирается информация о будущей жертве. Мошенники стараются убедиться, что жилье находится исключительно в собственности выбранного ими человека и других претендентов нет.

Некоторые собственники даже не знают о том, что их квартира продана, пока не появляются новые хозяева. В этом случае преступники похищают документы и оформляют договор купли-продажи или дарения жилплощади без участия хозяев, подписывая документы от их имени. Мошенник под различными предлогами может втереться в доверие к юридически малограмотному пенсионеру и уговорить его подарить или завещать ему квартиру за какие-то обещания.

После этого он сразу же, на законных основаниях, выписывает дарителя из его собственной квартиры. А если, к примеру, человек на уговоры не поддается, в ход идут силовые методы воздействия. Известны случаи, когда одиноких пенсионеров похищали с целью завладения их квартирами, вывозили за город, заставляли заниматься изнурительным трудом, применяли в отношении них сеансы гипноза. Часто в сговоре с мошенниками и бандитами состоят нотариусы.

Как правило, в течение одного рабочего дня. В этой связи скорость совершения подобных сделок является первым сигналом мошеннических или иных преступных схем. В лучшем случае после заключения сделки бывший владелец квартиры оказывается либо на улице, либо в совершенно непригодной для проживания развалюхе где-нибудь на окраине города. Или помогут упрятать неугодного законного владельца квартиры в специализированную лечебницу. Таких случаев в прессе описано немало. По статистике, чаще всего пенсионерам мошенники представляются сотрудниками социальных служб.

Важно помнить всегда: за каждым пожилым человеком, находящимся в группе риска и неспособным обслуживать себя самостоятельно, закреплен определенный сотрудник службы социального обеспечения. У него есть соответствующее удостоверение. Только он общается со своим подопечным, приходит к нему, звонит.

Пенсионер прекрасно его знает, соседи скорее всего тоже. Все выплаты, путевки и прочие соцгарантии на дому также не оформляют — для этого пенсионер или его представитель сами должны обратиться в социальную службу.

Зачастую переоформленные преступным путем квартиры быстро продаются добросовестным покупателям. И если при расторжении сделки, заключенной путем обмана, саму квартиру и прочую недвижимость вернуть можно, то вернуть деньги, которые заплатил мошенникам добросовестный приобретатель, как правило, невозможно.

С преступников законным путем обычно взять нечего. Поэтому нужно быть предельно внимательными при покупке недвижимости и самым тщательным образом устанавливать всю историю заявленной к продаже квартиры. И торопиться в этом деле не стоит. Многие привыкли к тому, что имущество изымается на основании решений суда, или по исполнительному производству, и большинство относится к подобному лишению как к должному, положенному процессу.

Но как реагировать на ухищрения и обман со стороны родственников, в результате которых потенциальных или действительных владельцев лишают собственности? И какие бывают способы отъема жилья внутри семьи, между близкими друг другу людьми?

Завладение жильем супруга Например, это может быть продажа в период брака принадлежащей одному из супругов квартиры и приобретение на полученные средства нового жилья. Купленное жилье становится совместной собственностью уже обоих супругов. Супруг, чья квартира продается в период брака, может рассчитывать на получение в свою пользу нового жилья, приобретенного за счет вырученных от продажи принадлежащей ему квартиры средств, только при условии, если продажа и покупка совершались в один день или в очень короткий промежуток времени несколько дней.

Если между двумя сделками имеется перерыв, составляющий более двух недель, доказать, что на покупку новой квартиры были потрачены средства именно от проданного ранее жилья одного из супругов, практически невозможно, соответственно, новое жилье становится собственностью не одного, а обоих супругов, независимо от того, на чье имя оно оформлено.

Если данные обстоятельства супругу доказать удается, то квартира остается в его собственности, однако подобных прецедентов встречается на порядок меньше, чем обратных, когда суды признают жилье общим имуществом обоих супругов. Еще вариант — оформление совместно нажитой в браке недвижимости на родственников одного из супругов, например, детей от другого брака, родителей одного из супругов, иных близких родственников.

При подобных сделках второй супруг лишается права претендовать на купленное в период брака жилое помещение, хотя приобреталось оно на общие средства и, соответственно, по закону должно принадлежать обоим супругам, но не их родственникам. Как бы ни показалось странным, но при совершении сделки, направленной на приобретение столь дорогостоящего имущества, как недвижимость, очень часто один из супругов не имеет действительной информации о том, в чью пользу оно оформляется.

Ко мне — адвокату — только за последние три года обращалось более двух десятков человек, у которых появились сложности с разделом имущества только потому, что в период брака оно записывалось на родственников одного из супругов, о чем другой супруг просто не знал. Как правило, описанная проблема связана либо с тем, что один из супругов слишком занят и доверяет другому, либо с тем, что стесняется удостовериться или поинтересоваться, как и на кого оформляется имущество.

Другой же супруг данную информацию скрывает, порой предоставляя недостоверные, искаженные данные о якобы регистрации новой квартиры в пользу семьи. При расторжении брака вернуть оформленную на родственников одного из супругов собственность невозможно, и только в исключительных случаях есть небольшие шансы взыскать денежную компенсацию, если обманутая сторона докажет, что квартира была приобретена за счет общих средств, но по злому умыслу оформлена другим супругом в пользу своей родни.

Покушение на жилье второго супруга через брачный контракт Одним из распространенных способов лишения недвижимости внутри семьи является ее переоформление по брачному контракту или соглашению о разделе имущества на одного из супругов.

При этом ошибочно думать, что, если указанные договоры подписываются на основании обоюдного согласия и по совместной воле, обман исключен. В жизни встречается огромное множество случаев, когда путем хитрости, введения в заблуждение и даже шантажа, которые впоследствии невозможно доказать, все или часть совместного имущества супругов становится собственностью лишь одного из них. В моей практике был такой случай.

Муж обманул жену, уговорив оформить брачный контракт и перевести в его единоличную собственность квартиру и дом с земельным участком под предлогом постановки супруги на очередь на бесплатное жилье от государства.

Сразу после подписания брачного контракта муж подал на развод, жена осталась без квартиры и дачи, а на очередь за получением от государства бесплатного жилья ей встать так и не удалось. Или другой пример. В процессе расторжения брака супругу удалось морально воздействовать на жену и заставить ее подписать соглашение о разделе имущества, передав в его единоличную собственность приобретенный в период брака шикарный офис в Москве.

Муж располагал достаточными финансовыми возможностями, пользовался услугами одновременно двух адвокатов. Жена, наоборот, не могла оплатить помощь адвоката, а подорванное здоровье не позволяло ей долгое время судиться за общее имущество. Результатом брачного контракта стала скромная денежная подачка жене в качестве отступных за дорогостоящую недвижимость. Ежегодно в судах Москвы и Московской области рассматривается более ста дел, связанных с оспариванием брачных контрактов и соглашений о разделе имущества, подобные споры являются одними из самых актуальных и распространенных среди споров о разделе имущества супругов.

Завладение квартирой родителей Пожалуй, классический путь перевода в свою пользу недвижимости родителей заключается в том, что один из детей начинает ухаживать за престарелыми матерью или отцом или больше, чем остальные дети, общаться с ними, располагать их к себе. Результат подобного ухаживания приводит к переоформлению в собственность подсуетившегося отпрыска принадлежащей родителям квартиры, реже дачи, иного имущества.

После смерти родителей другие дети обращаются к нотариусу с заявлением о принятии наследства, однако выясняется, что никакого наследства нет, оно давно переоформлено в собственность одного из детей. По статистике, каждый третий спор о наследственном имуществе связан именно с притязаниями родственников, которых лишили права наследования еще при жизни их родителей другие близкие родственники, как правило, братья или сестры.

Лишение детей права на квартиру Существует несколько способов лишения детей их недвижимого имущества, однако сейчас остановлюсь на самом распространенном. При получении жилья по социальному найму или по иным основаниям, позволяющим приватизировать квартиру, несовершеннолетние наделены гарантией обязательного участия в приватизации.

Но имеется множество в том числе и объективных причин, когда оформлять жилье в собственность детей нецелесообразно или невыгодно. Продажа доли ребенка в квартире не допускается без приобретения в его собственность иной аналогичной доли.

Выходит, что распорядиться имуществом несовершеннолетних порой бывает невозможно. Во избежание подобных потенциальных затруднений родители выписывают детей по другому месту жительства, это может быть место регистрации одного из родителей, в том числе у любых родственников, а другой родитель приватизирует квартиру полностью в свою собственность и вправе распоряжаться ею по своему усмотрению. И хотя количество судебных дел, связанных с приведенными выше злоупотреблениями родителей против интересов детей, не очень велико, только в Московском регионе ежегодно слушается не менее сотни подобных споров.

Завладение жильем, принадлежащим братьям или сестрам Подобный механизм особенно распространен в наследственных спорах, когда братья и сестры, обманывая друг друга, в том числе путем утаивания необходимой информации, завладевают имуществом родителей в обход других родственников — своих братьев или сестер.

В качестве примера можно привести недавний прецедент, рассматривавшийся в Тушинском районном суде г. После смерти родителей дочь оформила по наследству принадлежащую им квартиру, не доведя до сведения нотариуса информацию о том, что имеется еще один наследник, ее сестра. Проживающая отдельно от родителей сестра не знала об их смерти и, несмотря на то что имела завещание на жилое помещение, в наследство вовремя не вступила, в силу чего лишилась права на квартиру.

Следует отметить, что все вышеприведенные схемы обмана не подпадают под уголовное наказание, лишь под моральное порицание и общественное неуважение. Что в этом случае нужно сделать? Самый эффективный выход-обращение в правоохранительные органы. За вымогательство предусмотрена статья УК РФ. Вымогательство связано с требованием передать какое-либо имущество чаще всего деньги либо права на это имущество. Доказать факт вымогательства порой достаточно сложно. По этой причине сбор доказательств по факту вымогательства затруднен.

В любом случае не будет лишним взять диктофон на предстоящую встречу с вымогателями если она происходит по плану. Если возможно, использовать скрытую камеру. Если вымогатели начали осуществлять свои угрозы например, произошло избиение , то следует пройти медицинское освидетельствование, чтобы зафиксировать нанесение телесных повреждений. В ряде случаев доказательствами могут послужить платежные документы, расписки и т. Часто общение между вымогателем и потерпевшим ограничивается лишь разговором, во время которого преступник выражает свои требования.

Если имеет место вымогательство со стороны сотрудников государственных и муниципальных учреждений, то нужно стремиться сохранять всю подтверждающую документацию. Так, нередко медперсонал требует с больных заплатить за лекарство в период лечения в стационаре, мотивируя тем, что в лечебном учреждении данного препарата нет, просят оплатить операцию которую обязаны сделать бесплатно и т.

В таких случаях следует сохранять все чеки, квитанции и иную платежную документацию. При вымогательстве необходимо обратиться в полицию по месту его совершения в отдел того города или района, где вымогатели потребовали деньги.

Следует позаботиться о получении у дежурного талона-уведомления о том, что ваше заявление принято к рассмотрению. По поступившему заявлению обязаны произвести проверку и в письменном виде уведомить вас о возбуждении уголовного дела по данному факту либо об отказе в его возбуждении.

С заявлением также можно обратиться в прокуратуру. В заявлении нужно изложить все обстоятельства как можно более подробно. Следует рассказать, каким образом осуществлялось вымогательство, описать внешность вымогателя если его личность не установлена.

Если при этом присутствовали свидетели, это необходимо указать. В обязательном порядке нужно потребовать возбуждения уголовного дела и привлечения к ответственности лиц, виновных в вымогательстве. Образец заявления в полицию или прокуратуру по факту вымогательства и угрозах смотрите ниже :. Особый случай — вымогательство со стороны чиновников. Нередко работники властных структур вымогают деньги за оформление документов, быстрое внеочередное решение вопроса, выдачу какого-либо разрешения предпринимателю.

К сожалению, о таких фактах довольно редко сообщают в правоохранительные органы , что создает благоприятную среду для беспрепятственных действий таких государственных служащих.

Коварные способы отъема жилья внутри семьи

Для миллионов родителей эта пресс-конференция — крик о помощи. Перед этими картинами бледнеют фантазии Кафки, Оруэлла и Хаксли. Это можно сделать посредством законодательных норм, регламентирующих экстренное отобрание ребёнка из семьи только по решению суда и предписывающих уголовную ответственность за бесчеловечные действия опеки в отношении детей и их родителей. Но на сегодняшний день ситуация пугающая.

В СССР не существовало частной собственности на жилье. За исключением кооперативных квартир, все жилье принадлежало государству. Поэтому продавать квартиры было нельзя — их можно было только менять.

Угрозами и обманом пенсионерку, которой принадлежала квартира на Дербеневской набережной, заставили продать жилье. Читайте в новом материале "Право. Таких граждан обмануть проще всего, именно поэтому аферисты в первую очередь оценивают статус человека. Нередко мошенники входят в доверие к собственникам, выдавая себя за сердобольных соседей, медиков, работников социальных служб, участковых. Некоторые собственники даже не знают о том, что их квартира продана, пока не появляются новые хозяева. В этом случае преступники похищают документы и оформляют договор купли-продажи или дарения жилплощади без участия хозяев, подписывая документы от их имени. Если пенсионер на уговоры не поддается, в ход идут "силовые методы воздействия". Иногда у мошенников есть "карманные" психиатры, которые могут помочь упрятать неугодного законного владельца в специализированную лечебницу, откуда тот может уже не выйти.

В результате действия аферистов и применения схемы отъема квартир, жилья лишились уже жителей северной столицы. И, в который раз, в махинациях оказываются замешаны микрофинансовые организации, предоставляющие гражданам ссуды. Как устроены мошеннические схемы.  Стоит отметить, что все подобные договоры, по которым в итоге и происходил отъем квартир, содержали пункт, согласно которому решение спорных ситуаций выносилось третейским судом. Естественно, такие ситуации возникали, так как заемщики не имели фактической, а не материальной возможности вернуть долг, за что в их адрес начислялись пени и штрафы.

Как надежно защитить квартиру пожилого человека от действий мошенников

Вы можете получить доступ к документам оформив подписку на PRO-аккаунт или приобрести индивидуальный доступ к нужному документу. Документы, к которым можно приобрести индивидуальный доступ помечены знаком " ". Да 48 Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем Яндекс, Google и т.

Пять схем квартирных мошенников: как не попасться на удочку черных риелторов 

Многие привыкли к тому, что имущество изымается на основании решений суда, или по исполнительному производству, и большинство относится к подобному лишению как к должному, положенному процессу. Но как реагировать на ухищрения и обман со стороны родственников, в результате которых потенциальных или действительных владельцев лишают собственности? И какие бывают способы отъема жилья внутри семьи, между близкими друг другу людьми? Завладение жильем супруга Например, это может быть продажа в период брака принадлежащей одному из супругов квартиры и приобретение на полученные средства нового жилья. Дорогие читатели!

Как пресечь отъем квартиры попечителем вымогателем

Как не лишиться недвижимости, отдавая ее в залог — мошенники отбирают квартиры у граждан, и суд не может ничего изменить. Новый вид мошеннических операций с недвижимостью был раскрыт в Санкт-Петербурге. В результате действия аферистов и применения схемы отъема квартир, жилья лишились уже жителей северной столицы. И, в который раз, в махинациях оказываются замешаны микрофинансовые организации, предоставляющие гражданам ссуды.

Мошенники отбирают квартиры у стариков и одиночек. Как уберечься?

Частенько на разных каналах ТВ мы смотрим истории о том, как угрозами и обманом мошенники вымогают жилье у пенсионеров, которые в итоге остаются и без жилплощади, и без денег. Аферисты в первую очередь оценивают статус человека. Под пристальным прицелом находятся одинокие люди, пенсионеры, инвалиды, алкоголики, дети, выросшие без родителей. Таких граждан обмануть проще всего.

.

.

Комментарии 2
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. glenanwha

    Этой соске не в полиции, а на 100-метровке стоять и обслуживать дальнобойщиков!

  2. Милан

    Корупция еще сильней чем при януковиче ! все это под кришой сша и ес ! и они типа не видят !

© 2018-2021 yopress.ru